Неофициальный сайт Даниила Хармса
Новости

Произведения Даниила Хармса


Новости » Произведения » Пьесы » Стихотворные пьесы

Комедия города Петербурга
Часть II *

Петр:
Я помню день. Нева шумела в море
пустая, легкая, небрежная Нева
когда пришел и взглядом опрокинув тучу
великий царь, подумал в полдень тусклый
и мысль нежная стянув на лбу морщину
порхая над Невой над берегом порхая
летела в небо реяла над скучным лесом
тревожила далекий парус в чудном море.
Тогда я город выстроил на Финском побережьи
сказал столица будет тут. И вмиг
дремучий лес был до корня острижен
и шумные кареты часто били в окна хижин.

Николай II:
Ты Петр был царем.
О слава дней минувших!
взлети как пламя трепанное ввысь. А я
уйду. Уйду с болот жестоких,
прощай Россия! навсегда прощай!
Но нет я тут я тут как чорт иль печка
руби! стреляй и тысча пик коли!
Очисти путь. И я наследник Божий
взойду держась за сердце на престол
и годы длинные железного монарха
пройдут под жизнями кочующих племен
благословенна ты Российская держава
а я твой царь и Бог и властелин.
Да Петр. Я живу. Ты мне смешон и жалок
ты памятник бездушный и скакун
гляди мне покорятся все народы. И царица
родит мне сына крепкого как бук
но только силы у меня нет Петр силы
брожу ли я у храма ль у дворца ль
мне все мерещится скакун на камне диком
! ты' Петр памятник бесчувственный ты царь!

Комсомолец Вертунов (указывая на Николая II):
Связать его.

Щепкин:
Закройте двери. Сквозняк невозможный. Царь простудится. (Смеется).

Свита:
Ха ха ха ха ха ха ха ...

Балалаечник:
В лес ли девка бегала
юбку ль девка дергала
пила меду катошку
за царицу матушку.

Комсомолец Вертунов:
Э-э мундирчик-то бумазейный. Царь тебе холодно?

Николай Второй:
Отстаньте комсомолец Вертунов отстаньте!

Комсомолец Вертунов:
Что? разговаривать? тебе же дурак добра желают. Пожалели тебя. Видно человек избалованный. Ты мне скажи, чай и плевал не иначе как в подушки бархатные? а?

Щепкин:
Да закройте же вы двери. Простудится же.

Комсомолец Вертунов:
Нет ты мне скажи в подушки плевал бархатные? а?

Николай II (безразлично):
Плевал.

Комсомолец Вертунов:
Вишь ты! Ну а еще чего делал? Ты парень не пужайся прямо говори делал чего еще?

Николай II (безразлично):
Делал. (Повысив голос). Не хочу я говорить с вами, я плясать хочу. Ей музыка!

Балалаечник:
Царь танцует
ветер дует
люди плачут
слезы льют
все танцую
ветер дует
царь не скачет
ходит лют.

Николай II:
0 Петр где твоя Россия?
где город твой, где бледный Петербург?
куда попал я в Кострому на Небо, иль в Парламент?
скажи мне Петр внуку своему.
Меня спросили: не плевал ли я в подушку
но я не знаю, я не помню, я забыл.
Забыл, мне память изменяет, Петр, Петр
скажи куда плюются все цари?

Петр:
В плевательницу или под стол.

Николай II:
Позвать Комсомольца Вертунова.

Дворецкий:
Слушаюсь ваше величество!

Комсомолец Вертунов:
Что прикажете Ваше Величество?

Николай II:
Здрасте. Как на улице тепло или холодно?

Ком.Верт.:
Тепло Ваше Величество.

Николай II:
А я под стол плеваться умею!

Ком.Верт.:
Очень интересно В. В.

Николай II:
Хочешь покажу?

Ком.Верт.:
Ну покажи!

Ник. II:
тпфу!

Ком. Верт.:
Вот это здорово!

Ник. II:
тпфу!

Ком. Верт.:
Замечательно!

Щепкин (вбегая):
Господа закройте дверь. Оттепель это самое опасное время! Моя тетя подарила мне перчатки, а папа сказал, что у меня и усы и борода и брови и все все рыжее как у учительницы.

Комсомолец Вертунов:
Беги в Москву, окаянный.

Щепкин (поет):
Я бегу верчу ногою
в небо прыгаю как лев
мне кричали: не сдавайся
не смотри по сторонам
ну-ка саблю вынь из ножен
и взмахни над голым пнем
твой удар и тих и нежен
рубит немца под сосну.

Комсомолец Вертунов:
Беги беги скорей!

Щепкин (поет):
Дремлет сокол в небе белом
я как птица в ночь бегу
звери под гору ложатся
рыбы спят на берегу
только ты моя царица
в поле круглое глядишь
только ты головку ниже
опускаешь и грустишь.

Комсомолец Вертунов:
Ваня Ваня торопись! Еще немного. Перепрыгни канавку. Вон Москва блестит пуще озера, домики плывут. Церковки послушные виднеются. Торопись Ваня!

Ваня Щепкин (поет):
Я пришел к заветной цели
вот и пышная Москва
надо мной хлопочут люди
а кругом тоска тоска.

Николай II:
Господи какая проклятая жизнь!

Комсомолец Вертунов:
Царь опомнись!
Тебе ли падать духом!
Тебе ли выть! прислушайся мучим ухом
и жизнь прошлую забудь навек.
Тебе не много жить осталось. А ты
Зачем зачем тревожил Ваню Щепкина
зачем позвал меня и с хохотом
промчался мимо стана в поле крысой?
расплату Бог послал. Прими в гробу недавнем
ее. И щеки впадшие как букли осуши.

Николай II:
Молчи. Не стоит говорить.
Я знаю все. На этой стенке
повесился великий полководец
когда прекрасная Мария горевала
и клавиши держала под рукою
тут вечный Бисмарк об землю томился
но дочь его казалась нам другой.
Смотри как лань визжат телеги
бегут погонщики. Смотри
под звоны шустрые калеки
несутся пламенем с утра
и всюду меч летит крылатый.
над опрокинутой палатой
смотри тоскующие латы
висят как медные ветра'
я знаю все...

Комсомолец Вертунов:
А помнишь день?
погода зимняя была и вьюга
шаталась около Москвы
трещала хижина и дом не шевелился
и птицы падали в безжалостный сугроб
и чьих-то ног следы мелькали
французская шумела речь
откуда вы? издалека ли
страну идете пересечь?
Ты помнишь царь Наполеона?
тебе гранитный вызов был
Москва врагом была спалена
ты помнишь это?

Николай II:
Нет забыл.

Комсомолец Вертунов:
Забыл? Еще бы!
Хотя постой. Ты помнишь Фамусова?

Николай II:
Помню.

Ком. Верт.:
А Катеньку?
Она тебя встречала поцелуем на Морской
и зонтиком помахивая шла под ручку.
Вы заходили в ювелирный магазин
ты шел как подобает Императору
а Катенька как виселица шла.

Николай II:
Да да < мне Катенька знакома
но где она?

Ком. Верт.:
Неважно >
тише к нам идут
вон Фамусов а с ним Кирилл Давыдыч
и даже... даже Катенька. Пойдемте царь.

Фамусов:
Друзья! мы снова в этом домеI
Я вам сейчас представлю Комсомольца Вертунова
такой почтенный... Катенька вы покраснели?
и ты Кирилл Давыдыч? Вот некстати!
Чего ты загрустил смутившись как дитя?

Катенька:
Нет Павел Афанасьевич я рада
а покраснела просто так.

Комсом. Вертунов:
Скажите Фамусов,
как поживает князь Мещерский?

Фамусов:
Спасибо. В здравствии.
Разводит канареек.

Ком. Верт.:
А дочь его прекрасная Мария?

Фамусов:
Мария? Мария Богу душу отдала.

Комс. Верт.:
Зачем же Богу? Вот чудак
не можете оставить предрассудки.

Обернибесов:
Бог -- это я!
Моя Мария!
Четырнадцати лот мы познакомились.
Она впорхнула в мой тихий домик.
Я лежал.
Смотрю как будто дверь пошевелилась
как будто дунул ветер в комнату
и вдруг вошла Мария.
На стене кинжал. Ты видишь это?
Мария видишь это? Она сказала:
"Нет мне это все равно!
люблю тебя Кирилл Давыдыч
бежим мне здесь противно! Кира!
ты весь распух и злостью переполнен
бежим на лошади на шарике воздушном!
Нырнем под океян и снова в даль промчимся
и легкой амазонкой через горы
задребезжим в туманное окошко
мелькнет отец мы крикнем: до свиданья!
!бежим! Кирилл Давыдыч -- мы свободны!"
А я сказал: ты видишь Бога?
Бог -- это я, а ты, Мария --
не двинешься от бренного испуга.
Очей не вскинешь. И как птица
умрешь от ласковой руки!

Щепкин (поет):
Жил разбойник под горою
в тихом домике с окном
люди разные боялись
к той горе детей водить
но лишь только звезды кинут
взоры нежные к ручью
над горой печальный житель
теплит белую свечу.

Николай II:
Свяжите его! это не человек а береза какая-то!

Фамусов:
Успокойтесь Ваше Величество. Ну мы свяжем
его, убьем. Какая польза?
Он послезавтра оживет и снова
будет петь как нищий у перил
не в жизни цель, а в песне
как говорил мой друг Мещерский, князь,
пройди всю землю, но хоть тресни
ты не найдешь такую грязь.

Николай II:
А как по-вашему
Кирилл Давыдыч злой Обернибесов
он лучше что ли или как?

Фамусов:
Свежей. Спросите князя
он знаток души и тела.

Николай II:
Но где достать такого мудреца?

Фамусов:
Мой князь живет в Швейцарии прилежной
пускай Кирилл Давыдыч нам гонцом послужит
ему в дорогу дайте спирт и порученье.

Николай II:
Садись голубчик в аэроплан
лети голубчик через Мон Блан
на поворотах стягивай живот
ты прилетишь где князь живет
Скажи ему чтоб он был здесь
Скажи ему что я его тесть
и как-то будучи повешен
за мой язык среди орешен
я в руки брал перо стальное
макал, но мимо пузырька
писал приветствие шальное
в кусты чихая изредка.
Лети к нему Обернибесов
аэроплан я тебе подарю
бутылку на, там спирт древесный
его положь в летучий трюм.
Ты им в пути себя согреешь
Мон Блан увидишь на заре лишь
тогда нажми вот эту кнопку
и выбрось прочь бутылку с пробкой.

Катенька:
Прощай Кирилл Давыдыч!

Фамусов:
Смотри как следует за элеронами!
Ниже трехсот метров не спускайся.
Когда прилетишь спроси куда попал.
(убегает со сцены за аэропланом).

Комсомолец Вертунов:
Чудак.
Вообразил себя чорт знает кем! Зритель какого мнения ты об этом человеке?

Зритель:
А уж будьте покойны, вильнет хвостом и ищите где хотите.

Комсомолец Вертунов:
Ну да! Не хватит решимости. Ваня что скажешь?

Щепкин:
Николай II кровью харкает. Доктора бы позвать. Кстати было бы.

Комсомолец Вертунов:
Постой не до этого.

Зритель:
То-то и оно-то! Как не все дома ничего и не попишешь.

Комс. Вертунов:
Ну ты там, тебе волю дали так ты и нахальничать. Мне лучше знать что я делаю.

Зритель:
А я маме пожалуюсь.

Коме. Верт.:
Иди и жалуйся. Жалко что ли.

Зритель:
Вот и пойду!

Комс. Верт.:
Вот и иди!

Зритель:
(уходит).

Комс. Верт.:
Фу! будто камень с плеч сняли.

Фамусов (входя):
А где же царь?

Комс. Верт.:
Чорт их знает. Когда нужно ни одного чорта под рукой не найдешь. Что улетел?

Фамусов:
Да уж скоро и назад будет. Катюша тоже ушла?

Комс. Вертунов:
А ну их всех. (уходит)

Фамусов (один. Задумчиво):
раз два
раз два
раз два три
раз два три
раз два
Порр-тугалец

(по сцене пробегает человек)

Эй куда бежишь!
раз два
раз два

Занавес.

---

Действие II

Князь Мещерский:
Эй отворите!
Я князь Мещерский
приехал в Питер
хочу проведать кто тут мерзавцем
меня светлейшего назвал.
Всех разобью одной рукою
и к чертовой матери пошлю
попробуй только выйди! Дважды
убью такого смельчака
сожгу и пеплом разбросаю
по всей земле!
Ты кто такой?

Сторож:
Вы здесь потише! Не скандальте!

Князь Мещерский:
Скажите? Он меня...
Нет послушайте...
да ты-то знаешь
вот эти руки гнут пятак!

Сторож:
А если вы сейчас не замолчите
я вас могу арестовать.

Князь Мещер.:
Арестовать? валяй попробуй!
Я это так и ожидал!

Сторож:
Вы арестованы! Пойдемте.

Кн.Мещ.:
Не толкайся!
Веди хоть к чорту на рога.

Ком. Вертунов (входя):
Ах это вы!

Кн.Мещ.:
Да. Приехал. Тут проживает Николай II?

Ком.Верт.:
Тут, но сейчас он болен
лежит в кровати как бревно.

Князь Мещерский:
Эй служивый! Чего глядишь?
Веди к нему!

Сторож:
К кому тоись.

Князь Мещерский:
К царю что как бревно лежит.
Четыре шага до ворот осталось
а лужа тут валяется как чорт!

Сторож:
А вы ее с размаху перепрыньте!

Князь Мещерский (прыгнув):
Куда идти
направо или вбок?

Сторож:
Сюда пожалуйте.

(открываются ворота).

Николай II (в кровати):
Куда смотреть?
Везде злодеи. Вон один
открыл безумную рубашку
и слушает зажмурясь граммофон.
Вон рыцарь ходит с алебардой
хранит покой чиновника.
Вон сторож, комсомолец Вертунов,
а с ними кто-то мне доселе не известный.
должно какой-нибудь проситель.

Князь Мещерский:
Здравствуй царь!
Я прилетел на крыльях быстрых
Кирилл Давыдыч мчался тут же.
Казань мелькнула, вышел Питер
раздулся в голову и треснул
Фонтанкой бился, клокотал
и шлепнулся к Неве у самого болота.
Мы вылезли и прочитали:
"Город Ленинград".

Николай II:
Да. Это правда.
Боже Боже!
Еще совсем недавно
я бегал мальчиком
и кушал апельсин,
таскал невинные конфетки из кармашка
и падал в ужасе при виде мужика.

Комсомолец Вертунов:
Но мало ли что было!
Я однажды купался в речке.
Вдруг смотрю плывет как будто рыба.
Но вглядевшись --
я крикнул как сарыч
и выскочил на брег.

Князь Мещерский:
Что же это было?

Николай II:
Ну?

Ком.Верт.:
Это был простой комочек
нежных прутиков и мха
я кричал что было мочи
испугавшись как блоха.
А потом четыре ночи
жизнь казалась мне плоха.

Николай II:
Вот это здорово! Ты трус. И все вы такие, испугался прутика? А если бы увидал палку?

Ком.Верт. (в сторону):
Каждый день вижу дубину тупоголовую. И ничего! Не страшно.

Князь Мещерский:
Ну к делу. Господа! Зачем вы меня вызвали?

Николай:
Твой ум понадобился.

Ком.Верт.:
Решите нам. Кто лучше.
Ваня Щепкин или этот
Кирилл Давыдович Обернибесов
один печальный и ненужный
другой с корзинкой на плече.

Князь Мещерский:
По-мойму лучше тот
который из пеленок
уже кричал "брависсимо"
и дергал за усы
папашу или дядю
когда ему покашливая
в сторону и в тряпочку
пели ирмосы.

Николай II:
Восхитительно!
Какая мощь бесстрастного сужденья.
Мы позовем Кирилл Давыдыча и спросим
каков он был в младенчестве своем.

Щепкин (вбегая):
Сейчас только что из Москвы. Прибежал туда а там все так же как и у нас. Такие же дома и люди. Говорят только наоборот. "Здравствуйте" -- это значит у них "прощайте". Я и побежал обратно. Только где-то по-моему окно открыто -- дует. Я бежал -- так вспотел.

Николай II:
А! нам-то тебя и нужно. Скажи пожалуйста, когда ты был еще в пеленках, дергал ты папашу или, ну скажем, дядюшку своего за усы?

Щепкин:
Что?

Николай II:
Ты дергал за усы папу или маму?

Щепкин:
Зачем?

Николай II:
Значит не дергал?

Щепкин:
Ваше величество не погубите.

Николай II:
Ну ладно, ступай себе.
А что, Кирилл Давыдович пришел?

Комсомолец Вертунов:
Нет его все еще нету. Вон идет Фамусов, но кажется один. Павел Афанасьевич где же ваш друг?

Фамусов (входя):
Он отказался идти сюда!
Я говорил ему: Послушай! Пойдем!
а он в накидку завернувшись
стоял у входа.
Я тотчас же все понял.
Он тоскует.
В его руках виднелась книга
он пальцем заложил страницу.
Молчал. И только грудь качалась '
да плащ казался мне крылом.

Щепкин:
Смотрите он идет сюда.

Комс.Верт.:
Что Фамусов?
Не вышло дело?
Хотел прикинуться ягненком?
Вон щеки выкрасил шафраном
но выстричь когти позабыл.

Николай II:
Ну, где же он?

Щепкин:
Вон там шагает по мосту.

Князь Мещерский:
По-мойму это лошадь.

Щепкин:
Нет вон там.

Николай II:
Ах да теперь я вижу
в руках он держит колокол.

Князь Мещерский:
Не колокол, а выстрелы!

Щепкин:
Бежимте господа!

Комсомолец Вертунов:
Постой, куда бежать?
Царь не волнуйся.
Я приказал стоять у входа Крюгеру
он смел и безобразен
мальчишка не пройдет
и ветер не промчится
он всякого поймает за рукав
толкнет в кибитку
свистнет пальцем,
не бойтесь!
Крюгер --это воин.
Он хранит.

Щепкин (поет):
У дверей железный Крюгер
саблей немцу погрозил
но всплеснув руками падал
выстрел Крюгера сразил.

Комсомолец Вертунов:
Как его убили?!

Сторож (вбегая):
Ваше Величество! Стоящий на посту Эммануил Крюгер только что убит неизвестной женщиной.

Николай II:
Что же это такое?

Сторож:
Не смею знать Ваше Величество!

Николай II:
Измена! или ты мерзавец лжешь!
Подать мне Крюгера!
Хочу чтоб все ушли!
Я с ним наедине желаю разговаривать.
Поставьте самовар
и заварите чай.

Князь Мещерский:
Но ведь его кажись прихлопнули?

Николай II:
Молчи и не пытайся...
Я буду ждать пока он не придет.
Пускай шагает по мосту Обернибесов
не в этом дело. Он элодей.
А ты лети к себе в Швейцарию
там лучше.
Уйди от солнца, скройся от людей.
Мне нужен Крюгер.
Кто сказал: "он умер?"
Где Крюгер? Петр! Крюгер где?
Вон Щепкин говорит его убили!
где Крюгер? Петр, где?!
Я жду!

Комсомолец Вертунов:
Напрасно ждешь.
Не слышит Петр
и Крюгер в комнате лежит
его рука бездумно машет
свисая тучей со стола
не подходи к нему он тих
он сочинил последний стих.

Фамусов:
Что же мы будем ждать Обернибесова или пойдем?

Князь Мещерский:
Вот город!
Вот страна!
Я прилетел на родину
и что же
не родина
а ящик из-под шляп.
На улице танцуют мандарины
в окошко залетает борода
я вижу лес, квадратные долины
а сбоку приютились города,
и там сидят еще цари
играют в карты до зари
потом ложатся. Боже мой!
Улечу-ка я домой.

Факельщики (вносят Крюгера, поют):
Умер Крюгер как полено
ты не плачь и не стони
вон торчит его колено
между дырок простыни.
Он лежит не вздыхает
он и фыркает и рад.
В небе лампа потухает
освещая Ленинград.

---

Обернибесов и Сторож на мосту.

Сторож:
Кто идет!
Откликнись кто идет!
Эй слушай кто ты такой!
Стой, не пущу!
Ответь куда идешь и как зовут.

Обернибесов:
Меня зовут Обернибесов
иду в пространство. Я один.
На пароходе плыл сегодня в пустую гавань
Был обед.
Я сел на палубе за столик одинокий.
Смотрю идет Мария.
Я кадет.
Но я сказал: "Мария ты прекрасна
иди ко мне за мой печальный стол.
Иди сюда". Но было все напрасно.
Она прошла. И суп остыл.

Сторож:
Ай ай караул!

Обернибесов:
Молчи.
Я создал мир.
Меня боятся.
Но ты мой друг не бойся. Я поэт
схвачу тебя за ножки
и как птицу
ударю с возгласом о тумбу головой.

Сторож (вырывается и бежит):
Караул! Грабитель!

Обернибесов (бежит за ним):
Ах -- ыр рар, рар -- ррр --

Второй план.

Петр:
С тех пор как умер Крюгер
я опечален. Хожу по городу
в рубахе. Все коряво!
и ты двубортный замок тем не блещешь
что пыль хранишь и чествуешь царя
и ты на мостике голодная избушка
не чудо кутаешь в солому средь коней
пройдет ли мимо князь
ну ладно! ты хромаешь
взлетит ли туча быстрая к немому потолку.
Опять зима! на улице смятенье.
Вон баба щелкает орехи на суку.
Тогда у Зимнего дворца печален
стоит как прежде Крюгер на часах
глядит в безоблачное небо Крюгер...
тпфу-ты!
не Крюгер в небо посмотрел
а ты.

Часовой:
Который час?

Петр:
Четыре.
Да! нечего сказать, кругом
лохань безбожная! Вон Катенька спешит
должно быть на свиданье с комсомольцем Вертуновым.
Россия где же ты!

Обернибесов:
Тут. В кулаке.
Красиво? Схватил и все тут.
Я пришел сюда на трубочках.
Я Бог.
Вон хочешь эта девка обернется?
я брошу камень в мыльницу и он
распухнет от тоски нечеловеческой. А девка
свернет в кусты и ляжет на траву.
Мне это все знакомо. Я копыто.
Не веришь? Посмотри сюда.
В моих глазах шумит водичка далеко.
Мария как-то увидала птицу
и говорит: Кирилл Давыдович
убей на память!
и тут же посмотрела мне в глаза.
С тех пор я все тоскую. Мне не скучно
но некого ударить по зубам.

Петр:
Я тоже все искал
кого бы изнеможить
кому бы хрустнуться.
Но тоже без следа.

Обернибесов:
А я нашел.
Смотри как пудель обрежу подбородок
и вздохнув
средь бела дня тебя перекалечу.
Беги!

Петр:
(бежит.)

Обернибесов (бежит за Петром):
Ага! я Бог но с топором!!

Первый план.

Князь Мещерский (садясь в аэроплан):
Ну ладно! прочь из этих мест.
Какой позор!
Я больше тут не буду повторяться.
Мерзавцы! Вызвали меня!
Светлейшего и мудрого как чорт.
Судить какого-то Обернибесова и Ваню Щепкина.
Эх тети! Куда уж вам!
(входит Катенька)
bonjour!

Катенька:
Я так ужасно торопилась
что даже юбку порвала.

Князь Мещерский:
Катенька! скажите мне на милость
откуда здесь у вас на кофточке трава.

Катенька:
Соринка выпала из глазу.

Князь Мещерский:
Я не видал еще ни разу
таких зеленых попереч.

Катенька:
Вон пастушок идет по реч.

Князь МещерскийЖ
Но вы прелестная кокотка
передо мной чуть-чуть коротка.

Катенька:
Не говорите глупости. Я млею
и целоваться не умею.

Князь Мещерский:
Ого стоп стоп, не уходите.
(входит комсомолец Вертунов)
и не жардар пр пр.

Комс. Вертунов:
Чего это вы тут друг друга обнимаете?

Катенька:
Я вся в слезах.
Он так нахален
и так безумен как свинья.

Князь Мещерский:
Позвольте я пробовал на искренних струнах...

Комс. Вертунов:
Довольно!
Мне ложь противна!
Лети откуда прилетел!
Мы с Катей по-другому обойдемся.

Обернибесов (входя):
На крыше ходит кот.
Он мясо нюхает в амбаре
идет в катушку. Я смотрю
килями жерла. Дороден мир!
Ликуй черкешенка! Сверкает.
Базиль повойники несет
то кучер сани запрягая
шумит в убогие уста.
А я владыка над Москвою
Марию в кухне целовал
ложился в ямочки с тоскою
и руки в мыльницу совал.
Она умрет. Я сверху вижу
вонзаю ножик под бока.
Я в колыбель бросаю лыжу,
еще холодную пока.
Она поет: Кирилл Давыдыч
ну обернись еще разок.
А я подумал: это чудо
и повернулся как зрачок

Князь Мещерский:
Улетаю под небесья
Катя сумочкой наши
и поклон ему отвеся
мне любовную пиши.

Катя:
Мой жених меня бросает
он другую полюбил
я приду к тебе босая
только б ты его убил.

Князь Мещерский:
Я как птица над горою
говорю тебе: блесни.
видишь холодно, закрой
двери настежь и усни.

(улетает)

Комс. Вертунов:
Закатилася гора.
Катя поздно. Спать пора.

(Комс. Вертунов и Катя уходят).

Обернибесов (один):
Да. Лучше не смотреть.
Ну что это за люди?
Я создал их в поспешности.
Теперь я понял.
Когда я проходил с улыбкой по Пассажу
мне вдруг мелькнула мысль:
"верно ты меня Мария позабыла".
Но тут же спохватился
и вынув папиросу закурил.
"Не может быть, -- сказала казначейша, --
не в наше время забывать его". I
Тогда пробило десять вечера.
Я посмотрел в чуланчик.
А там Мария волосы плетет
и называет Бога: "мой хороший"
и на меня глядит как зверь.
Я понял -- это хитрость небольшая
потом сказал: "Бог это я,
а ты Мария дитя бесславное." Казалось,
она молчит. Но это ложь.
Она тихонько попадала
в бездонный город Петербург.
И взоры нежные кидала
и улыбалась наверху
а я стоял как на помостах
трубил в подкову горячо
потом совсем по-детски просто
я целовал ее плечо:
она визжала и косилась
мне ночью кораблем приснилась
и я схватив железный меч
рубил сырую мачту с плеч.

Занавес.

---

Третий акт

I офицер:
Ох и время. Все клопы
баня грязна. Я брезглив
лучше в море окунусь
ноги потные заголив.
Не спасет меня мундир
буйной молодости сувенир
женских ласок покоритель
царской милости свидетель.

II офицер:
Ты смешон и старомоден
рассуждаешь невпопад
ручеек из самовара
принимаешь за водопад.
Ты возьми с меня пример
я среди житейских волн
стал хороший землемер
и работаю как вол.
Жизнь полная труда
мне приятна и мила
так и ты иди туда
куда всех революция привела.

I офицер:
Оставь я создан для другого
я таю свечкой на дожде
ты помнишь Петю Пирогова?
он мой товарищ по нужде.

II офицер:
Как хочешь, поступай как знаешь,
Хотя по правде говоря
все это ложь, а жизнь иная ж
придет в начале января.

I офицер:
О если бы! 0 Невский! о кареты!
О княжеский покой, народа тихий ропот.
Россия! ты владычеством согрета
орлом двухглавым вознесешься над Европой
твои сыны запрыгают как дети
как юноши в подтяжках на снегу
и буду я вдыхать минуты эти
с блаженством божеским на невском берегу.

Оба (поют):
Коммунистам и татарам
скоро крах, скоро крах.
Англичане ведь недаром
на парах на парах.

(Пляшут раскидывая ноги).

I офицер:
Что это?

II офицер:
По-мойму это стол.

I офицер:
Но он несется как покойник!

II офицер:
Да это призрак современный
летит в пивную. Вот и стул.
А вот и Пьяница и дама
и мы с тобой и вся земля!
Бежим на улицу, посмотрим
бутылку выпьем и назад.

Стол:
Мне хлаблости недостатоцно. Одной.

Пьяница:
Вре-ешь врешь врешь.
Это ты врешь.

Стол:
Потому цто ни для циво не употлеблен.

Дама:
Фу какие глупости говорите!

Пьяница:
Это ему наше поведение не ндравится.

Дама:
Сашка, мерзавец! не хватай меня...!

Пьяница:
Подожди ж подожди ж. ..

Дама:
Нельзя, не хочу. (Отбивается. Пьяница целует ее).

I офицер:
Поцелуемся и мы!

II офицер:
А! валяй! (целуются).

I офицер:
Какая чудная погода!

II офицер:
Немножечко пресна.

I офицер:
Но это лучшее время года:
петербуржская весна

II офицер:
Давай поцелуемся.

I Офицер:
Давай поцелуемся.

(целуются).

(Комсомолец Вертунов едет на велосипеде.)

II Офицер:
Гражданин!
Вы что-то уронили.

(Комс. Вертунов останавливается и слезает).

I офицер:
С первым Апрелем!

Комсомолец Вертунов:
Как?

I офицер:
Ну мы просто пошутили!

II офицер:
Первого Апреля это так и полагается.
(Молчание.)
Мы с вами пошутили.
(Молчание)

I офицер:
Потому что когда хорошая погода... Первое Апреля... он вам крикнул...

(Комсомолец Вертунов молча уходит с велосипедом)

Видел?

II офицер:
Видел. Дело дрянь. Он понял кто мы такие.

I офицер:
Да, мы опасные люди
(шепотом) мы опасные люди
(с возвышения) мы опасные люди!

II офицер:
Я уверен что мы опасные люди.

(Идет Николай II с портфелем).

II офицер:
Здравствуйте Николай Александрович.

Николай II:
Добрый день. Что нового?

I офицер:
Плохи дела! Здравствуйте.

Николай II:
Добрый день. Что же случилось?

II офицер:
Вы знаете какие мы с вами опасные люди. Большевики это прекрасно знают. Сейчас мы видели комсомольца Вертунова, он явно следит за нами.

I офицер:
Еще бы. Народ на нашей стороне.

Николай II:
Армия тоже. Я видел на днях как солдаты заметив меня шли опустив голову и кидая изподлобья такие взгляды на своих командиров что я все понял. Скажи я слово и они как один умрут за освобождение отечества.

II офицер:
Но нас могут выследить и самым спокойным образом убить.

Николай II:
Ничего. В больнице вместе со мной служит некий бывший человек Иван Аполлонович Щепкин. Он всюду имеет доступ. И уж в случае чего сказал бы мне что у них там неладное.

I офицер:
Дай-то Бог. Недолго и осталось. Я слышал Николай Николаевич готовит 100тысячное войско, вооруженное такими газами от которых помрут только коммунисты.

Николай II:
Да это правда. Мне Щепкин рассказывал уже.

(Закуривают и уходят).

Голос за сценой I офицер:
Николай Александрович, -- а скоро это все-таки случится?
......................................

(Входят: Комсомолец Вертунов и Катя).

Катя:
Что же это ты как долго?

Комсомолец Вертунов:
Да вот по дороге задержали меня два дурака. Еще издали еду смотрю пляшут двое ногами дрыгают. Когда я подъехал один кричит: "Гражданин! Потеряли что-то". Я слез, а они в восторге что надули с 1 апрелем.

---

К III-й части "Комедии города Петербурга"

Интермедия

взмахнули плечи круглые
девица ты недобрая
уйди Мария в просеку
кричи оттуда тетерем
маши оттуда зонтиком
скачи оттуда кренделем
танцуй оттуда в комнату
в чуланчик или в комнату

малый Хор:
в том чулане
в том чулане
залетала
птица рыжая
на скамейке
дева желтая
расплетала
косу черную

большой Хор:
проходили
звери дутые
закрывалися
окна с трепетом

малый Хор:
проходили
звери дутые
разбивалася
птица рыжая
а по морю-ту по согнутому
плыли дружные разбойнички
подплывали ночью к домику-то те
бессердечные разбойнички
все-то ручками они да перещупывают
за волосья деву сонную захватывают
просыпалася голубка потревоженная
матка плакала и в горницу заглядывала

Разбойники хором:
Ну-ка девка пошевеливайся ты
Левка по' полу притопнет каблуком,
зашатается по городу кабак
опрокинутся дороги в пустоту.

Мария:
Я... прошу... отпустить... меня...

Разбойники:
Ты по воздуху от нас не убежишь
опрокинулись дороги в пустоту.

малый Хор:
Стены кубарем попадали в моря
и уплыли звери дутые домой.

I-ый разбойник:
Хочешь нам варить мясо?

Мария:
Нет не хочу.

II-й разбойник:
Хочешь нам завязывать галстуки?

Мария:
Нет не хочу.

4-й разбойник:
Хочешь нам рассказывать о тучах?

Мария:
Нет. Я с воздухами не знакома
и в тучах птицей не была
я косы черные плела
меня искал Обернибесов
стучал в кривую дверь порой
и тихо плакал на колесах
над горой
он точил о камни ножик
теплил белую свечу
человек летать не может
он же крикнул; полечу!
Он умчался из окна
я осталася одна.
Не была я птицей в тучах
был мой друг
был мой друг
вейтесь бу'бы и лучи'!
он придет и постучит
вдруг!..

(значит, улетает).

Разбойники:
Стой! Стой! Стой! Стой!
Возврати твою цидулину душа
Левка по' полу притопнет каблуком
зашатается по городу кабак
опрокинутся дороги в пустоту.

малый Хор:
Улетела девка соколом от них
и разбойники танцуют без нее
матка плачет и приплясывает эх!
все откидывает голову назад
проплывает мимо горницы топор
а за ним Иван Иваныч Самовар
Левка падает в кривое решето
Тухнет солнышко как свечка на ветру --

(свет тухнет и музыка затихает)

---

III Часть.

Щепкин (вбегая):
Закройте двери! Сквозняки-то какие! Вон и то окно надо закрыть. Тут и простудиться немудрено.

Фамусов:
Бумажка по ветру летит
колышутся портьеры, шторы
взовьется пыль из-под ковра
гусары шепчутся: пора.
Сейчас гофмейстер сняв покров
чуть слышно скажет: будь готов
и машет вдруг на колокольню.
Уже в дверях собачий лай
скрипенье санок, звон, пальба --
отбросив двери Николай
ступает в комнату. Тогда
бегут в погоню канделябры
лучи согнутые трясутся
мелькнет карета, обожжется
глядишь! под голову ныряет
и криком воздух оглашая
ворвется в дом струя большая.
Дудит в придворные глаза
в портьеры, в шторы, в образа
колышет перья, фижмы, пудру
вертится, трогает струну
дворцы ломает в пух и к утру
потоком льется на страну.
Летит волна, за ней другая
царицу куклой кувыркая
козлиный комкая платок
царя бросая в потолок.

Щепкин (поет):
Вьются шторы, вьются перья
дует ветер вдоль плетня:
я пойду закрою двери
только ты подожди меня.

Фамусов:
Да брось ты мы окна закроем
ты видишь я: иду иду
толкаю раму, танцуют запоры
и винтики глянь заскользят по льду.

Щепкин (поет):
Закройте раму, закройте двери
ветер не злися и к нам не лети
темною ночью выйдут звери
выйдут крылатые нас найти.

Фамусов:
Не бойся Ваня
пройдет ликованье
звериные тысячи
круглая барыня
чудо кошачее
горе лежачее.

Щепкин (кричит):

Не боюсь я Павел
не страшусь я Афанасьевич
я ружье направил
на врага летучего
на врага презренного
без копыт и паруса.

Зверь:
Пропади мерзляк
я за мерелю каля
вы'лю плю на кулю коку
дулю в каку кику пулю.

Щепкин:
Да это что же такое?!
Человек похожий на колбасу --
Он без зубов потому что.

Щепкин:
А ты-то кто?
Караул!

(роняет ружье).

(Из ящика выскакивает пуга'лка с головой на
длинной пружине) .

Пугалка:
Молчать-чать-чать-чать-чать

Чудовища хором:
Мы любимцы сквозняка
сквозняка сквозняка
мы летим издалека'
далека' ка'.

Фамусов:
Убирайтесь вонI
Здесь я хозяин.
А вы ничто, пустое, миф
вы плод фантазии досужной
живете солнце осрамив.

Чудовища хором (с музыкой):
О любезный Фамусо'в
!-! !-!
ты киргиз но без усов
!-! !-!

(Влетает Мария).

Мария:
Ах, куда я попала?

Щепкин:
Батюшки.

Фамусов:
Гм.

Мария:
Я тихо по морю каталась
но потеряла вдруг весло
тут паруса мои надулись
и лодку ветром понесло
ко мне пришла теперь идея
она проста: скажите где я?

Щепкин:
Вы в городе Петербурге. Мария:
Где?

Фамусов:
В Ленинграде.

Мария:
В столицу значит я попала
прекрасно! очень хорошо
здесь на Неве живет хороший мой знакомый
Трехъэтажный, он служит в банке --
старший счетовод.
Его зовут Кирилл Давыдыч Трехъэтажный
он ходит, милый мой, с корзинкой на плече.

Фамусов:
Скажите Трехъэтажный вам не дядя?

Мария:
0 нет. Он мне жених и друг.

Щепкин:
Странно он мне кого-то напоминает.
Вот так в глазах и вьется
так и вьется.

Фамусов:
Он верно пуп земли?
Человек похожий на колбасу --
Растительность природы?

Зверь:
Кву'лячья кума'нда?

Мария:
Нет, просто человек.

Щепкин:
Но все же вьется в ухо
в глаза проклятый вьется
и память растревожив
не сходит с языка
какой-то Трехъэтажный
Кирилл Давыдыч как-то
он вьется так и вьется
на вью'гу на вьюгу'.

Николай II (входя):
Ба! вся честная компания!

Щепкин:
Здраво желаю Ваше Величество.

Николай II:
Поклон.
А это кто?

Мария:
Меня зовут Мария
я с бабушкой жила в чулане
гуляла в парке ездила в Казань
потом вскочила в лодку и веслом кружа
умчалась в поцелуй ножа
летела к вам на шарике воздушном
держа канат в простуженной руке
и вдруг увидя золотые башни
шипенье труб и щелканье ракет
подумала: вот это город. Уплывает море.
Наступает утро. В небе синева.
А сквозь колышется Нева.

Петр:
Да это я построил город здесь на Финском побережье
сказал столица будет тут. И вмиг
дремучий лес был до корня острижен
и шумные кареты часто били в окна хижин.

Николай II:
Ты Петр был царем
а я брожу как дева
шатаюсь вдоль реки. О бражная Нева!
Пройдут года, недели пронесутся
но ты красавица в моря не уплывешь.
Варяга ли набег иль немца крик досчатый
иль ярость косая Урал перелетит
тебя красавица и гром не потревожит
и город не падет на берегу твоем.
А я прощай, прощай моя подруга
уйду с болот в бесславии своем.
Прощай Россия. Потухает жизнь... --
Ну что ж Мария, что же скажешь ты?

Мария:
Здесь мой жених. Кирилл Давыдыч
он служит в банке. Я люблю.
Его фамилия как будто Трехъэтажный
а ходит он с корзинкой на плече.

Николай II:
Ах как же знаю знаю
вот так штука! Кирилл Давыдыча назвать!
Мы даже спорили и Щепкин в том свидетель
... А, мое почтение!

Комсомолец Вертунов:
Здравствуй царь.
Моя жена -- позвольте вам представить
зовут ее Катюша.

Николай II:
Очень рад.

Ком.Верт.:
А это Павел Афанасьевич Фамусов.

Катюша:
Но мы уже знакомы!

Комс. Верт.:
А это Ваня Щепкин.

Щепкин:
Ваш слуга.

Комс. Верт.:
А это кто?

Ник. II:
Мария Павловна
приехала в столицу к жениху.

Комс. Верт.:
В какую столицу?

Ник. II:
В Петербург.

Щепкин:
В Ленинград Ваше величество.

Комс. Верт.:
В какой такой Петербург?!

Ник. II:
В город Пе-тер-бург.

Источник: http://www.theatre-studio.ru/library/harms/comedyspb.html

Категория: Стихотворные пьесы | Добавил: MaTuAc (16.07.2009)
Просмотров: 1078 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта

Категории каталога

Форма входа

Поиск

Наш опрос

Нужен ли на сайте блок "Новые поступления"?
Всего ответов: 64

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 |